Научат обращаться

DSC05085

До 1 июля 2016 года организации, работающие с отходами I–IV классов опасности, должны получить новые лицензии. Это требование устанавливает принятый в конце 2015 года ФЗ «О внесении изменения в ст.16 ФЗ «Об охране окружающей среды».

Вступить в силу закон должен был ещё 1 января 2016 года. Но, как отмечают эксперты,  законодатели дали аграриям время на подготовку, ведь под данную норму подпадают все сельхозорганизации и КФХ, занимающиеся животноводством, не коснулась она лишь ЛПХ.

Основной причиной, препятствующей непосредственному внесению отходов животноводческих ферм на поля, является их зараженность патогенной и болезнетворной микрофлорой, гельминтами, а также высокое содержание семян сорняков. Известно, что в 1 кг свежего навоза может быть до 7 тыс. штук семян сорняков и от 100 до 1 тыс. штук яиц гельминтов. Это помимо яиц и личинок насекомых-вредителей, а также болезнетворных микробов, в частности возбудителей сальмонеллы.

Для большинства сельхозпредприятий получить лицензию до 1 января было непосильной задачей. После обсуждения вопроса в Совете Федерации и письма министру природных ресурсов и экологии РФ С. Е. Донскому срок вступления закона в силу был перенесен на полгода. Также внесены изменения, которые не предполагают необходимость получения лицензии всеми хозяйствующими субъектами. Если организация, у которой образовались отходы I–IV классов опасности, не производит обращение с ними, а передает другой организации, имеющей разрешительный документ, то ей самой не требуется лицензия.

Итак, теперь лицензированию подвергаются все виды деятельности, связанные с отходами I–IV классов опасности, – это сбор, транспортировка, утилизация, обработка, утилизация, размещение. И самый больной вопрос – каком образом осуществлять их утилизацию?

Александр Юрьевич Бахтьяров,

главный зоотехник Колхоза (СХПК) им. Мичурина Вавожского района:

– Ежедневно отходы животноводства на наших фермах формируются в объёме 100 т. Мы подсчитали, если делать современные очистные сооружения, которые широко практикуют европейские фермеры, то этот проект для нашего хозяйства выльется примерно в 400 млн рублей. Проще закрыть ферму… Даже строительство специальных хранилищ обходится очень дорого, для небольших хозяйств это непосильная задача.

По идее нужно было иметь лагуны-котлованы, но таких сооружений у нас нет. Будем использовать предлагуну, которая находится на территории кровника, для временного хранения навоза. Самый оптимальный для нас вариант – это обеззараживание с применением эм-бактерий, причём начиная с навозного канала на фермах. Переработка с применением данных биотехнологий не требует капитальных затрат: полезные микроорганизмы, воздействуя на навоз, обеспечивают ускоренное протекание процесса его переработки без выделения вредных веществ, ферментация длится месяц. Обработанный таким образом навоз переходит в менее опасный вид отхода – уже 5-го класса, и его без санитарной выдержки можно вывозить на поля и использовать в качестве органического удобрения. Но пока остаётся открытым вопрос применения эм-бактерий в холодное время – они работают только при плюсовом температурном режиме.

Владимир Анатольевич Семёнов,

председатель СПК «Киясовский»:

– Я до сих пор не могу понять, почему навоз причислили к опасным видам отходов, видимо, у этого вопроса есть «второе дно» – сильные лобби-компании. И снова оставили крестьян с проблемой один на один, ведь если посмотреть на европейский опыт, строительство очистных сооружений является субсидируемым видом деятельности. Без поддержки государства решать эти вопросы нереально!  Например, максимум, что мы можем себе позволить сегодня, – это обустроить навозохранилище, представляющее собой три открытых котлована ёмкостью 12 тыс. кубов с плёночным покрытием. Чтобы вырыть котлован, специально покупаем бульдозер. Теперь по закону мы больше 11 месяцев хранить навоз без лицензии не можем. Также прорабатываем вопрос использования эм-бактерий для обеззараживания. Три-четыре года назад мы уже применяли их на производстве, тогда буквально через три дня на ферме исчез специфический резкий запах, свойственный навозу, так как микробиологические процессы его переработки протекают без выделения аммиака, сероводорода, окиси углерода, метана и других вредных веществ. Этот фактор, безусловно, будет способствовать оздоровлению микроклимата в помещениях.

Олег Павлович Овчинников, начальник управления животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства и продовольствия УР:

– В республике проводятся эксперименты как по применению биобактерий, так и по переработке навоза в подстилочный материал и органические удобрения с применением специальных установок. Но независимо от технологий, процесс обезвреживания или утилизации навоза КРС предполагает наличие технического регламента, в котором должны быть прописаны все нормативы, касающиеся охраны окружающей среды, используемого сырья и оборудования, ведения процесса производства, выпуска готового продукта и т. д. Такого документа сегодня нет ни у одного из хозяйств.

Со своей стороны, мы в рамках производственных совещаний стараемся приглашать специалистов из других регионов для обмена опытом. В начале мая Удмуртию посетили представители мордовской компании, специализирующейся на строительстве заводов по утилизации навоза и получения гранулированных удобрений. Подобный проект они сегодня запускают в Татарстане.

Елена Викторовна Чумакова,

заместитель директора АНО УКЦ «Ижица»:

– На сегодняшний день обучение проводится по примерной программе профессиональной подготовки лиц на право работы с опасными отходами, утвержденной Приказом МПР России от 18.12.2002 г. № 868 «Об организации профессиональной подготовки на право работы с опасными отходами». Программа достаточно обширная, практически для эколога предприятия. А обучаются по ней лица, занятые конкретным видом обращения с отходами, и, в общем-то, не касающиеся вопросов экологии. Но, к сожалению, иных документов, регламентирующих профессиональную подготовку для работы с отходами I–IV классов опасности, пока нет.

Согласно ФЗ № 89, порядок профподготовки для этих лиц и требования к её осуществлению устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственное регулирование в области охраны окружающей среды.  Но данного порядка пока даже в виде проекта не существует. Надеемся, что будет разработан более конкретный курс.

Первое, что нужно сделать предприятиям, чтобы снизить затраты на обучение, это уточнить перечень лиц, «допущенных к обращению с отходами». Соответственно, следует изучить штатное расписание предприятия и «вычислить» сотрудников, в тексте трудовых договоров которых фигурирует слово «отход» или из текста трудовых договоров которых можно понять, что они осуществляют деятельность в области обращения с отходами.

Также необходимо создать приказы о назначении этих лиц, причём с точным указанием вида деятельности по обращению с отходами и желательно вида отходов или группы отходов, с которыми лицо ведёт деятельность, и подразделения.

Нина Петровна Соловьёва,

директор АНО ДПО «Природоохранный центр»:

– Добросовестные руководители предприятий, своевременно реагирующие на изменения в законодательстве, конечно же, испытывают наименьшее количество сложностей, проводя обучение своих специалистов вовремя. В свою очередь те, кто идёт своим путём и бездействует до получения предписаний от контролирующих органов, рискуют столкнуться со штрафами и т. д. На что стоит обратить внимание при профессиональном обучении? Стоит чётко выяснить наличие государственной лицензии на деятельность обучающего центра, в который вы обращаетесь, и будет ли выданный вам документ после прохождения обучения соответствовать требованиям законодательства.